ВГородской ковчег

1 737 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Кольский
    Ну, это тема Вассала ))))Живи и здравствуй...
  • Николай Кольский
    Она ветеран, это её домНу, как вы тут?
  • Калереон К
    Забегайте, будем посмотретьНу, как вы тут?

Ковер за невесту

Ковер за невесту

- ...А он мне говорит: ты, - говорит, - продаешься. Ты продажная. Представляешь? Говорит: как все бабы. Можешь себе представить? А я в жизни от мужчин денег не брала, даже от родного мужа алименты не брала на ребенка! Сама растила!..

Хорошенькая брюнетка в изящной шубке говорила приглушенным голосом, но все равно достаточно громко для того, чтобы ее разговор с подругой могла слышать чета пожилых китайцев, да я со своего соседнего сиденья.

Поезд метро шел по мосту, отделяющему Манхэттен от Бруклина, и в это время дня народу в вагоне было - по пальцам пересчитать. Собственно, кроме нас пятерых, других пассажиров и не было. За окном плыл безрадостный пейзаж, перечеркнутый ржавыми опорами моста, вызывающими в голове мысли о бренности всего земного.

- ... Нет, ты скажи, если он мне подарил какую-то паршивую цепочку или колечко, значит, я продаюсь? Да?.. Я ему говорю: что, я должна была эту цепочку тебе в рожу швырнуть? А он говорит: нет, не должна была, но, если ты принимаешь подарки, значит, у тебя серьезные намерения! Это что - значит, если мне босс на работе в день рождения духи преподнес, у него тоже серьезные намерения? Может, он на мне жениться хочет?.. Или, может, я должна была боссу сказать - пардон, заберите ваши духи, я подарков от мужчин не принимаю?

.. Да он бы подумал, что у меня крыша поехала!

Я отвернулась от окна и стала смотреть на пустые желтые сиденья с круглым углублением посередине. Их моя подруга называет - “задок”. От слов “садок” и “зад”. Вот интересно, почему мне босс никогда не дарит духов? Может, боится, что обвиню его в “секшуал харразмент”?

- ...А я считаю, что мужик и должен подарки дарить, если он мужик. Разве не так? Нет, ну скажи, что - я не права?.. Я же деньги не беру. Еще не хватало деньги брать! Что же я, проститутка, чтобы деньги брать?.. А намерения... вон, у Майкла, я вижу, серьезные намерения - вот эту шубку он мне совсем недавно принес, говорит: хватит тебе в этой дубленке, еще московской, шастать, стыдно с тобой на улицу стало выйти. И правильно: хочешь, чтобы тебя уважали - одевай свою женщину соответственно, чтобы самому не стыдно было.

Когда мне было лет десять, у нас была соседка, Мария Львовна. Ей было, я думаю, за пятьдесят, она была почти ровесницей моей бабке, но назвать ее бабкой ни у кого бы язык не повернулся. Даже мой отец, на которого западали буквально все встречные женщины, говорил о ней: “Мария Львовна - роскошная дама”. И в голосе у него явственно звучал оттенок уважения.

Соседка занимала какой-то немаленький пост в торговле, но слыла кристально честной, взяток не брала никогда. Все ее шубы, бриллианты, ковры, шикарную мебель дарили ей ее мужчины. Один кавказец, который регулярно наезжал в наш городок, даже купил ей “Жигули” ярко-красного цвета. Мария Львовна машину не водила, и “Жигули” стояли в гараже, купленном местным председателем совета профсоюзов, от приезда до приезда усатого Гиви. Или, может, его звали Жора, - я уже не помню.

Замужем Мария Львовна не была. То есть, была когда-то, но овдовела еще до моего рождения. Да и, как я понимаю, не хотела она замуж. От мужа не очень-то дождешься бриллиантов и шуб. Конечно, это смотря, какой муж, но все денежные мужики к моменту ее вдовства были уже разобраны, разбивать семьи Мария Львовна не собиралась принципиально, но своим положением красивой женщины, “роскошной дамы” пользовалась на полную катушку.

-...Когда меня Майкл пригласил в ресторан - он к нам в офис зашел за чем-то, ну, и познакомились, - я ему сразу сказала, что не пойду. Другой бы отстал, а Майкл спрашивает: почему. Ну, я и ляпнула, что мне, мол, не в чем - ни платья, ни туфель. И, представляешь, выхожу с работы, а он меня ждет в своей машине. Садитесь, говорит, Муся, я хочу вас подвезти. Я села - он с боссом знаком, и с виду вполне приличный человек, ничего мне не сделает, не ограбит и не убьет, правда? Смотрю, он куда-то вообще не туда едет. Потом останавливается, я вижу - бутик. Итальянский. Воображаешь?.. Зашли, он мне сразу платье купил и туфли. Я даже на цены не посмотрела: хочет пойти в ресторан с хорошо одетой женщиной, значит, пусть платит - столько...

“...сколько эта женщина стоит”, - мысленно закончила я. Мокнущая детская площадка в окне поезда выглядела так безрадостно, что я поежилась. Почему мне не дарят норковых шуб?..

Когда-то я слышала шутку: есть женщины ценные, а есть - бесценные. Бесценным женщинам дарят цветы, а ценным - бриллианты. И я всегда гордилась, идиотка, что мне бриллиантов не дарят, значит я - бесценная женщина. Слабое утешение в нашу экономически развитую эпоху.

Мария Львовна ничего своим поклонникам не обещала. Она была, - не смейтесь, - дамой строгих правил. Подозреваю, что далеко не каждый из них мог похвастаться тем, что был ее любовником. Да они, эти поклонники, и находились, в основном, в том возрасте, когда поход в ресторан с дамой далеко не всегда способен достойно завершиться в постели. Просто бывать где-нибудь с Марией Львовной было престижно. Она была фактурной женщиной, элегантной, умевшей, как никто, носить все эти шубки и колечки, вдобавок, занимавшей, как я уже говорила, немаленький пост...

И за возможность выйти с нею в свет мужчины готовы были одаривать ее по высшей категории. Это считается продажностью или нет?.. Работа в эскорт-сервисе - проституция или нет? Если, скажем, сопровождаешь богатого иностранца на официальный обед, который вовсе не обязательно заканчивается в сауне... Кроме того, для сауны, как правило, приглашают других девочек - классом ниже.

-...И он мне говорит все это, и говорит при Маркуше, представляешь? А Маркуша уже большой мальчик, и все понимает. Завтра он меня спросит: “Мама, ты продаешься?” - и что я ему отвечу? Что этот человек - мелочный, жадный, отвратный тип, который сначала делает женщине подарок, а потом попрекает?.. А он мне скажет: “Мама, не бери у него подарков, пусть подавится”. И будет прав! Но кто же знал? Я, конечно, могу швырнуть его цепочку ему в рожу, так ведь он не поймет!.. К тому же, зря я, что ли, столько времени с ним валандалась? С такого просто грех не поиметь своей выгоды. Пусть знает, что за все на свете надо платить.

Китайская чета потихоньку проковыляла к выходу. Поезд остановился, помедлил на пустой платформе и двинулся дальше.

Я смотрела, как пожилая парочка торопливо шла под дождем: он чуть впереди, она за ним, - и думала о том, что у каждого народа свои традиции, свои понятия о приличиях. Вот, скажем, у многих народностей принято платить выкуп за невесту. Когда я училась в десятом классе, наш школьный сердцеед, душка Сережа Саакян внезапно воспылал ко мне такой страстью, что его родители пришли сватать меня к моим родителям и принесли с собой невероятно огромный и безумно дорогой ковер. В подарок. Ковер - за невесту. Мне Сережа, между прочим, очень нравился, но ковер меня убил. Или это было советское воспитание? Женщина свободна и все такое?.. А в чем свободна женщина? В выборе? Или в цене, которую она может за себя назначить? Может, меня оскорбило то, что они принесли всего лишь ковер?..

- ...Знаешь, кто всех женщин считает проститутками? Те, кто заплатить не могут. У кого ничего нет - ни денег, ни красоты, ни ума, ни положения в обществе. Они только и могут, что зубами скрипеть и завидовать, что кто-то таких баб имеет - красивых, молодых, воспитанных. Для них если женщина красивая - значит, все, проститутка... Потому что понимают, что за красоту нужно что-то давать в ответ. Что просто так, за его несчастное лицо, его никто не полюбит. Ну, может, полюбит какая-нибудь дура, которой все равно нормального мужика не видать, как своих ушей...

Поезд все шел, а брюнетка все говорила, как будто оправдывалась перед подругой, перед своим сыном, перед самой собой. Как будто убеждала себя в собственной несомненной ценности. А зачем ей было себя убеждать? Она и без того была очень ценная женщина: такие шубки, как на ней, на дороге не валяются. Да и про все остальное она, я думаю, не врала.

Я помню, двадцать лет назад в России, когда моя подруга Лина, невероятная красавица, дикторша с нашего телевидения, выходила замуж за своего голландца, он в очередной приезд привез ей в подарок настоящую “Моваду”: черный ремешок, черный циферблат, черные матовые стрелки, вместо цифры “12” - маленький бриллиант... Верх элегантности и изысканности. Он уже был ее официальным женихом, познакомился с родителями, начинал оформлять документы для того, чтобы везти ее в Голландию знакомить со своей многочисленной родней, а Лина, глядя на часики, чуть не плакала:

- Но ведь я же не могу... я же не могу принять такой дорогой подарок! Это же неприлично! Ой, Лелечка, я так хочу эти часики... Но ведь это некрасиво...

Она была бесценная женщина. К тому же красавица. Но она сидела и, как идиотка, листала учебник этикета, чтобы найти в нем себе оправдание: ей очень хотелось эти часы, и, если бы правила хорошего тона ей это позволили, она могла бы наступить на горло своему внутреннему чувству приличия. Правила позволили - от официального жениха накануне свадьбы можно принять сколь угодно дорогой подарок без ущерба для своего достоинства. О, вот и выскочило это словечко: достоинство.

Достоинство. Если вдуматься, дурацкое слово, слишком многозначное, и в то же время прямое, как палка. Достоинство - это то, сколько ты стоишь. Как монета. Вот Мария Львовна стоила очень дорого, но стоимость эта все же была измерима. Она была ценная женщина. Согласитесь, шубы, бриллианты, мебель, ковры, машина - это все очень дорогие вещи.

- ...А Майкл совсем другой. Он не разговаривает - он делает. Что шуба!.. Когда он впервые у меня ночевать остался, он наутро просто позвонил в салон и заказал спальню из настоящего дерева, кровать - умереть можно, вот придешь ко мне в гости - посмотришь. И говорит: я, говорит, на дешевой формайке спать не привык. И с дешевыми бабами дела не имею. Вот это мужик, понимаешь?.. Ну, правда, тратиться приходится на дорогое белье. Не будешь же с ним в трусиках за восемь долларов...

Знаете, однажды один знакомый подросток спросил меня, что значит - духовные ценности. Я в ответ спросила его, что такое ценности. И он ответил: ценности - это деньги, золото, серебро, бриллианты... Не думайте, речь идет не об американском подростке, который плохо знает русский язык. Нет, дело было еще в России. Когда я сказала ему, что, кроме материальных, существуют еще нематериальные ценности - искусство, культура, вера, доброта, честь, - он пожал плечами и заметил, что это глупости. Ценности - они ценности и есть. Из доброты шубу не сошьешь, а на веру машину не купишь.

Я знаю, он, когда вырастет, всегда будет покупать женщин. Те, кто не продаются, не будут его привлекать, потому что он их не понимает и презирает. Бесценная женщина - это вроде бы и не женщина вовсе. Монет такого достоинства не бывает, понимаете? А если бывают, - значит, это не монета никакая, и ценности никакой, конечно, не представляет. Как, допустим, Собор Парижской Богоматери или река Волга. Ну, не может он их купить, они не продаются. Значит, они и ценности для него не имеют. В самом деле, на фига ему нужна Волга со всеми ее теплоходами, если можно купить “Вольво”?..

Наверное, достоинство женщины определяет цена, которую за нее кто-то готов платить.

А знаете, за некоторых женщин мужчины согласны платить жизнью. У них просто нет ничего более дорогого, чем собственная жизнь. И выбранные ими женщины, как правило, не принимают подарков дешевле этого...

.

@ Ольга Дашкевич

Картина дня

наверх